ru en ua pl de es it fr el tr da cs zh-tw bg ro pt ar eo az be nl hi hr

Авиационная ракета Р-23 (К-23)

    Базирование:

    Самолет

    Система управления:

    Тепловизионная ГСН, Радиолокационная ГСН

    Боевая часть:

    Осколочно-фугасная

    Применение:

    Воздух-воздух

    Страна:

    Россия

    Дальность:

    25 км.

    Год разработки:

    1973 г.

    Авиационная ракета  Р-23
(К-23)

    С внедрением в войска СССР зенитных ракетных комплексов истребители-бомбардировщики стран НАТО перешли к действиям на предельно малых высотах. Для создаваемого в то время фронтового перехватчика МиГ-23 особую значимость приобрела задача обнаружения целей на фоне земли.

    Ракета для МиГ-23 создавалась в двух вариантах: «изделие 340» с «радийной» ГСН разработки НИИ-339 и «изделие 360» с тепловой головкой самонаведения ТГС-23, проектировавшейся в ЦКБ-589. Впервые в нашей стране для бортовой аппаратуры ракеты К-23 создавалась специальная элементная база — плоские микромодули. Боевая часть ракеты создавалась ГСКБ-47, двигатель — КБ-2 завода №81, твердотопливный заряд — НИИ-130.

    Для отработки самолетной РЛС «Сапфир-23»,теплопеленгатора ТП-23 и аппаратуры самонаведения создали летающую лабораторию ЛЛ-110 на базе Ту-110 №5511. Машину модифицировали в Жуковском, на летно-испытательной базе завода №23. В носовой части в удлиненном обтекателе разместили РЛС «Сапфир», под крылом оборудовали подвеску в виде спецгондолы для размещения ГСН, соединенной с аппаратурой, установленной в пассажирском салоне. Исследования, проведенные на этой летающей лаборатории, позволили накопить большой материал по характеристикам сигналов, отраженных от различных подстилающих поверхностей, и выработать эффективные методы селекции движущихся объектов.

    Первый вылет ЛЛ-110 состоялся 31 марта 1966 г., до конца года выполнили еще восемь полетов. В следующем году из 13 полетов около половины осуществлялось специально для изучения ГСН.  Для ускорения процесса отработки привлекли и летающую лабораторию на базе массового реактивного лайнера Ту-104 №42498, получившую обозначение ЛЛ-104/23. Ее первый полет состоялся 1 ноября 1968 г. В ходе испытаний на летающих лабораториях была подтверждена дальность захвата ГСН цели типа Ту-16 26—30 км.

    В 1966 г. были изготовлены габаритно-весовые макеты ракет с «радийной» и тепловой ГСН. В следующем году наряду с макетами изготовили пусковые («изделие 362»), программные («изделие 363») и телеметрические («изделие 365») ракеты в тепловом варианте. Для начала четыре «изделия 362» запустили с наземной нештатной пусковой установки.

    Летная автономная отработка ракет началась на специально переоборудованном еще в начале 1967 г. МиГ-21ПФ №1203 (он же Е-7 с К-23), специально оснащенном нештатными пусковыми установками для К-23. До конца года успели совершить 17 полетов с К-23, выполнив восемь автономных пусков «изделий 362» и «363». В следующем году самолет еще 43 раза поднимался в воздух и осуществил 14 пусков программных и телеметрических ракет.

    В начале 1968 г. был переделан и МиГ-21С №102 (он же Е-7 с К-23Т), на который установили контейнер с аппаратурой, обеспечивающей применение полноценных К-23 с тепловой ГСН. До конца года выполнили 14 полетов с ракетами и произвели один пуск управляемой К-23Т, начав тем самым первый этап государственных испытаний. При этом осенью радиолокатор МиГ-21С доработали, обеспечив его применение при пуске ракет К-23Т с нулевым углом упреждения. В общей сложности с двух носителей за 1968 г. выполнили 33 пуска ракет, включая 20 программных и 13 телеметрических. В том же году состоялись испытательные полеты первого прототипа МиГ-23 с четырьмя макетными ракетами, призванные определить характеристики самолета с полным комплектом paкетного вооружения.

    Начиная с 1969г. приступили к пускам управляемых ракет по воздушным мишеням. Второй и четвертый прототипы МиГ-23 выполнили соответственно по 12 и четыре автономных пуска, а прототип №3 — пуск телеметрической ракеты по Ил-28. С МиГ-21С №102 велись пуски по МиГ-17, Ил-28 и парашютным мишеням М-6. Всего в 1969г. выполнили 19 пусков К-23Т. На МиГ-21С №102 прошли испытания штатные пусковые установки АПУ-23-11 и катапультная АКУ-23-11, предназначенная для подфюзеляжной подвески ракет и не получившая дальнейшего развития. В итоге МиГ-23 «потянул» только пару К-23.

    Этап заводских испытаний К-23Т завершился в 1970 г., в течение которого было выполнено 18 пусков баллистических и телеметрических ракет с МиГ-21С №102, МиГ-23 №236, 239, 402, 404 и сбито два Ла-17ММ. Отработка теплового варианта продолжалась еще более двух лет.

    В начале 1972 г. завершился первый этап государственных испытаний, а в июне—октябре выполнили и программу второго этапа. Всего за 1972г. провели 29 пусков. Акт по результатам совместных государственных испытаний К-23Т был утвержден 11 апреля 1973г. В них участвовали МиГ-23 №1801, 902, 602 и МиГ-23М №1201 и 1203. В качестве мишеней использовались беспилотные МиГ-17, МиГ-19, Як-25РВ, Ил-28, а также парашютные мишени и РМ-8М. В ходе испытаний от ранее применявшихся «сплошных» АПУ-23-11 перешли к более легким АПУ-23М с пусковой направляющей на двух опорах.

    Однако, если работы по «тепловой» ракете мало зависели от бортовой электроники самолета, то отработку «радийной» ракеты можно было провести в должном объеме только после доведения радиолокатора «Сапфир-23» до работоспособного состояния, хотя первые автономные пуски К-23Р выполнили еще в 1969 г., а первые стрельбы по мишени состоялись в 1970 г. с самолетов МиГ-23 №236 и 239. Новизна многих технических решений по радиолокатору «Сапфир-23» привела к многократным сдвигам установленных сроков завершения работ. Все это не могло не сказаться на сроках отработки ракет.

    В ходе пусков с МиГ-23 выявился эффект «достартового ослепления» радиолокационной ГСН ракеты излучением близкорасположенной самолетной РЛС по боковым лепесткам диаграммы направленности. Это явление не проявилось в полной мере в полетах летающих лабораторий на базе туполевских лайнеров из-за более отдаленного расположения самолетного радиолокатора относительно головок самонаведения, размещенных в специальных подкрыльевых контейнерах. Явная неработоспособность ГСН в этих условиях рассматривалась комиссией во главе с министром радиоэлектронной промышленности П. С. Плешаковым. В этой обстановке и родилось новаторское решение — перейти к захвату цели ГСН в полете, после старта с носителя. Первый пуск по этой схеме провели в последние дни 1970 г. Хотя при этом поразить цель так и не удалось, захват в полете прошел успешно.  В дальнейшем отработка пошла вполне успешно.

    Отставание «радийного» варианта от теплового было очень велико. В 1972 г. выполнили 19 пусков, в том числе по МиГ-17, но при этом выявили дефект ГСН, потребовавший ее основательной доработки. Стрельбы проводились уже с пусковых АПУ-23М. В 1972 г. осуществили 15 пусков на этапе А государственных испытаний, который из-за ремонта МиГ-23 №1203 завершился только в 24 апреля 1973 г. Соответствующий документ был утвержден почти одновременно с подписанием заключительного акта по К-23Т. Дальше ход работ ускорился, что позволило подписать акт по этапу Б 15 октября 1973 г. Всего за 1973 г. выполнили 37 пусков. В результате удалось сдать К-23Р на вооружение одновременно с тепловым вариантом и самолетом МиГ-23М.

    Постановлением партии и правительства от 9 января 1974 г. на вооружение поступил полноценный вариант самолета, отвечавший первоначальному замыслу, — МиГ-23М с РЛС «Сапфир-23», получившей обозначение РП-23, и ракетами К-23 с радиолокационной и тепловой ГСН под индексами Р-23Р и Р-23Т соответственно. Серийный выпуск ракет Р-23 осуществлялся на Ковровском механическом заводе.

    В составе вооружения истребителя Миг-23  Р-23 экспортировалась в Афганистан, ГДР, Алжир, Анголу,  Болгарию, КНДР, Кубу, Словакию, Эфиопию, Индию, Ирак, Ливию, Польшу, Румынию, Чехию, Сирию, Судан и Югославию. 

    Авиационная ракета  Р-23
(К-23)Р-23 прошли боевое крещение в 1982г. в ходе ливанской войны, где ими были сбиты не менее 6 самолетов ВВС Израиля. Большинство пусков с сирийских Миг-23 производилось на встречных курсах с дистанции 10-18км без визуальной видимости цели, причем разрыв мощной боевой части даже в 20м от самолета противника выводил его из строя.

    В целом создание К-23 стало большим достижением отечественного ракетостроения. Впервые в нашей стране была спроектирована ракета, способная поражать цели на фоне земной поверхности. Тем самым возможности истребителя Миг-23 были приведены в соответствие со способами применения тактической авиации противника, с конца 1950-х гг. переходившей на нанесение ударов на малых высотах. 

    Ракета Р-23 около 10 лет сохраняла превосходство по тактико-техническим характеристикам над однотипными зарубежными ракетами по уровню эффективности в сложной информационной обстановке, помехозащищенности от всех известных типов активных совмещенных помех и в условиях отражений от подстилающей поверхности при атаке низколетящей цели. Только в 1982 г. ракета АIМ-7М Sparrow с доплеровской моноимпульсной головкой самонаведения достигла паритетного уровня с ракетой Р-23.

    Дальнейшим развитием ракеты Р-23 явилась ракета среднего радиуса действия Р-24, которая относилась уже к третьему поколению авиационных ракет.

    За рубежом ракета Р-23 получила обозначение АА-7 Apex.

    Состав

    Авиационная ракета  Р-23
(К-23)Ракета Р-23 (см. проекции) была выполнена по нормальной аэродинамической схеме, с небольшими трапециевидными дестабилизаторами малого удлинения и состояла из шести отсеков. Ракета комплектовалась полуактивной радиолокационной головкой самонаведения РГС-23  или тепловой ТГС-23, которые располагались в первом отсеке. Ракета с тепловой головкой самонаведения, получившая обозначение Р-24Т оснащалась дестабилизаторами в 1,6 раза меньшей площади в сравнении с «радийной» (Р-24Р), чем достигалась близость динамических параметров обоих вариантов ракет при различных обводах и массах передней части корпуса.

    Во втором отсеке располагался радиовзрыватель «Чайка», в третьем — автопилот. Четвертый отсек занимали осколочно-стержневая боевая часть и предохранительно-исполнительный механизм. Боевая часть содержит 6кг взрывчатого вещества и уложенную на профилированном ложе сетку из двух рядов стержней, образующую при подрыве кольцо радиусом 8м. 

    В пятом отсеке находился блок турбогенератора и малогабаритный газогенератор для запитки рулевых машин. Шестой отсек представлял собой твердотопливный двигатель ПРД-194. Вокруг удлиненного соплового блока двигателя размещались седьмой и восьмой отсеки с рулевыми машинами — по одной на каждый руль. По наружной поверхности двигателя наряду с коробом бортовой кабельной сети проходил газоход, предназначенный для питания рулевых машин, размещенных в хвостовом отсеке. Клиновые прижимы обеспечивали соединение почти всех отсеков, кроме двух хвостовых, скрепленных телескопическим стыком. Ракета поставлялась в собранном виде, кроме крыльев, стыкуемых в войсках.

    Перед стартом от самолетной аппаратуры на ракету вводилось целеуказание в пределах ±50° для радиолокационной и ±55° для тепловой ГСН. В условиях работы расположенного на близком расстоянии мощного бортового радиолокатора носителя с непрерывным сигналом подсветки первая отечественная доплеровская моноимпульсная полуактивная головка РГС-23 не могла захватывать цель на автосопровождение, находясь на подвеске под самолетом. Первые 3с полет ракеты осуществлялся в автономном режиме с отработкой специальной программы, отводящей ракету от носителя во избежание столкновения. Далее ГСН производила поиск цели и ее захват на сопровождение. При малых ошибках прицеливания дальность пуска могла в полтора раза превышать дальность захвата ГСН. Головка самонаведения РГС-23 комплектовалась приемным устройством с высокостабильными характеристиками, так что в процессе эксплуатации не требовалось проведение специальных операций по подстройке ее параметров. Важным новшеством ГСН стала и возможность автоматической подстройки ее гетеродина под литерную частоту РЛС самолета-носителя. В итоге отпала необходимость литерного исполнения ракет.

    Авиационная ракета  Р-23
(К-23)Высокими боевыми возможностями обладали также и «тепловые» ракеты с ГСН, охлаждаемой подающимся с пускового устройства АПУ-23М азотом. Для этих ракет захват цели на автосопровождение производился до старта ракеты. Дальность захвата составляла 16км, пуск мог производиться при перегрузке до 5g. Повышенная чувствительность головки самонаведения 23Т3 (ТГС-23) давала возможность атаковать самолет противника и из передней полусферы - для захвата цели достаточно было даже относительно слабого кинетического нагрева передних кромок самолета.

    В то же время Р-23 оказалась достаточно сложной в эксплуатации и включала встроенные контрольно-проверочные цепи. Это требовало от летчика точного соблюдения последовательности операций по подготовке ракеты перед пуском. И все же по данным пусков, проведенных в 1975-78гг. на поражение одной мишени требовалось: 1.8-2 ракет Р-23Р, 1.1-1.2 Р-23Т и 1-1.5 Р-60.

    Для отработки навыков применения ракеты предназначались "летные" Р-23УТ и "технические" Р-23УД для тренировок наземного персонала.

    Тактико-технические характеристики

     

    Р-23Р

    Р-23Т

    Дальность стрельбы, км :
     - в переднюю полусферу
     - в заднюю полусферу


    27
    15

    Максимальная скорость полета, М

    3

    Потолок боевого применения, м

    40-25000

    Габариты, мм:
     - длина
     - диаметр
     - размах крыла


    4460
    200
    1000


    4180
    200
    1000

    Стартовая масса, кг

    223

    217

    Масса боевой части, кг

    25





BACK NEXT TOP

Сайт является частным собранием материалов и представляет собой любительский информационно-образовательный ресурс. Вся информация получена из открытых источников. Администрация не претендует на авторство использованных материалов. Все права принадлежат их правообладателям